-9 °С облачно
$ - 70.52 руб.
€ - 76.30 руб.

В Вольске "Скорую" обвинили в доведении человека до комы

skoraya.jpg
Сейчас жизнь 66-летнего Ивана Андрианова висит на волоске, и, как считает его дочь Татьяна Гордеева, виноваты в его состоянии сотрудники «Скорой помощи». По словам женщины, отцу стало плохо 20 февраля в 3 часа дня. Позвонили в «03».

- У него кружилась голова, и имелись признаки инсульта, - рассказала Гордеева. – Это симптомы, которые можно найти в каждой памятке: не мог улыбнуться и поднять руки. Около 4 лет назад у папы уже был инсульт с нарушением речи и работой левой руки, но за это время он практически восстановился. Бригада неотложки состояла из женщины и молодого человека. Им объяснили, что инсульт во второй раз, все признаки налицо. Отцу дали подписать какие-то бланки, один из которых был пустым, и сделали укол. Причем, мужчина со шприцем не справился, и доделывала за него напарница. Медики сказали, что отец будет спать, показаний к госпитализации нет, а появившиеся симптомы – это остаточные явления четырехлетней давности.

По словам женщины, ночью самочувствие Андрианова резко ухудшилось. Он захрипел. Дочь утверждает, что сигнал со стационарного телефона «скорая» почему-то не приняла, но ответила на звонок с мобильного. Приехала та же бригада.

- Женщина была белее полотна. У обоих глаза были квадратные. Видимо, понимали, что совершили ошибку, - считает Гордеева. – Мама предупредила, что нужна реанимация, но никаких реанимационных действий не предпринимали. Отца на тряпичных носилках вынесли с 8 этажа вниз головой, а доставив в больницу, еще долго не могли достучаться. В приемное отделение. Я не понимаю, что помешало сообщить заранее, что везут тяжелобольного? Прошло достаточно времени, прежде чем папу доставили в реанимацию. Моей маме самой стало плохо с сердцем, и ей оказали помощь только после того, как охранник сделал замечание врачам.

Сейчас Иван Егорович находится в коме третьей степени, и доктора ничего хорошего не обещают. Они говорят семье больного, что упущено слишком много времени, и шансы вернуть человека к жизни ничтожны. Родственники ходили на прием к заместителю главврача Ольге Рыбочка, но ничего обнадеживающего от нее не услышали.

- Рыбочка обещала разобраться. Но что здесь разбираться, если человека практически на тот свет отправили? – добавила Татьяна. – Вероятнее всего, папа не выживет. Мама держится из последних сил. А у них одна отговорка: «Мы разберемся». А кто вернет отца? Сейчас медики делают все возможное, но сам же лечащий врач говорит, что время было упущено.

Мы обратились за комментарием к руководителю ВРБ Михаилу Сахарову, в распоряжение которого недавно передали службу «03». Он подтвердил, что мужчина в тяжелом состоянии и прогноз неутешительный.

- Я опрашивал сотрудников «Скорой помощи», и они сказали, что во время первого приезда не увидели признаков инсульта. У человека имелись признаки ранее перенесенного инсульта. Есть ряд нюансов в постановке таких диагнозов, и даже компьютерная томография не всегда дает адекватный ответ. Я признаю, что медработник не застрахован от ошибок. Представители любой профессии не застрахован от них. В таких случаях мы разбираемся и наказываем виновных. И мы делаем все зависящее от нас, если больному требуется помощь. Мы сознаем высокую степень ответственности, которая лежит на нас, но посмотрите на ситуацию объективно. В Вольске острая нехватка медперсонала, а нервозная обстановка, возникающая в подобных ситуациях, не способствует улучшению ситуации с кадрами. Нам очень не хотелось бы оказаться в положении, когда работать станет просто некому.